?

Log in

No account? Create an account
Неплюшевый мишка

zimopisec


Угольки в золе

На лесной полянке


[sticky post]Дисклаймер.
head
zimopisec
С секретностью подзамочных записей я считаюсь только в случае, если речь идет личном для писавшего или его знакомых , идеях, которые нежелательно обсуждать, и тому подобному.
Никакая подзамочность не является оправданием в случае подлости в отношении других.
Если при мне скажут нечто мерзкое в отношении третьих лиц даже в узкой компании- я постараюсь сделать так, чтобы высказываное было распубликованным и подлость оказалась на виду. Предупреждаю заранее и не рекомендую вносить меня в друзья, если Вы ждете иного.
Я не провожу френдполитику строгой взаимности. Зафрендивших меня время от времени проглядываю - но нечасто. И статус тысячнега- тоже не предмет моих вожделений и мечтаний. Так что если Вы хотите и считаете, что можете быть мне интересны- надежнее отписаться здесь, чем просто френдить меня в надежде на взаимность.
Автоматически удаляются френды, размещающие рекламные постинги без указания, что это рекламные постинги.
Я- человек консервативный. Не зовите меня в контакт, мордокнигу, одноглазников и прочие, прости Господи, социальные сети. Меня там ( особенно в мордокниге) раздражает все, без исключения. Даже если где-то я и завел аккаунт- ради поддержания связи с кем-то конкретным, которого в другом месте нет, а в почту писать отчего-то влом- что там делать сверх диалогов, я не знаю и никогда не узнаю.
И еще. Я чихать хотел на запреты на цитирование и прочие копрорайтные заморочки. И, разумеется, всячески приветствую цитирование неподзамочного меня- неподзамочного, оттого как подзамочно у меня может быть либо сильно личное, либо черновикия.


Я меньше всего склонен отрицать право человека мыслить, писать и дышать на французском, ивритском, эсперантском или эльфийском языках.
В то же время настаиваю на моем праве читать исключительно на русском и советском языках.
Поэтому экс-френдов, переведших свои уюутненькие на то, что ныне именуют украинским языком (на моем родном советском языке украинским именовали нечто иное)- прошу не обижаться на самоочевидное действие.
И еще. Господа копипастеры! Я все, конечно, понимаю, ЖЖ приходит и уходит, а кушать хочется всегда. Но меня френдить при этом- абсолютно бессмысленно. Если на первой странице Вашего глубокоуважаемого дневничка я обнаруживаю исключительно перепосты ( даже перемежаемые котиками собственного инстаграмма)- Вы меня не заинтересуете, нет. Разве что Вы- юная дева и перемежаете копипасты интимными автофотами- я могу еще подумать...

(no subject)
Неплюшевый мишка
zimopisec
Читаю ( еще не дочитал) биографию Анчарова.
Что я Вам скажу, господамы и отомкнувшие от них товарищи? Конечно спасибо Ревичу и Юровскому за работу. Много интересного, много нового даже для меня. Но... одно огромное НО. Постоянные попытки оправдания. Да, мол, он говорит то, что говорил и людоед, и состоял в организации, совпадавшей по названию с той, где служили людоеды . Но вот не кушал он людей, а любил их вполне негастрономически.
Господа! Как бы вы не относились к идеям и убеждениям МЛ- меньше всего он нуждается в том, чтобы вы его оправдывали. Как бы вам не хотелось привязать его к себе, сделать своим. Он вполне самодостаточен. Он знал о чем говорил, что любил и что ненавидел. И эти попытки натянуть сову на глобус, а его- впихнуть в прокрустов стандарт "российской интеллигенции"- выглядят жалко.

По поводу женского обрезания
Неплюшевый мишка
zimopisec
И российского трибуна ( из ФБ):

Кстати,вы и вообще зря кипешуете. Женское обрезание- это давно уже не клиторотомия, как бывало в старые недобрые времена, а просто надрез не то на клиторе, не то на половых губах- в разных местах по разному. Дикость не большая, чем мужское обрезание, польза которого тоже уже давно медиками опровергнута. А по меркам ислама и вообще прогрессизм- оттого как само обрезание есть принесение кровавой жертвы Аллаху. И, как говорил знакомый араб, женское обрезание есть необходимая составляющая женского равноправия- не может женщина быть равной мужчине, если он жертву принес, а она не.

Смена кернела в линуксе
Неплюшевый мишка
zimopisec
Господамы линуксоиды, помощи жажду я!
Имеется некий убунтоидный образ, управляющий ( с карты) неким железом. Весь образ занимает 2 гига- ибо такова карта. Образ построен на старом ядре ( кернеле). Требуется заменить материнку- те, для которых все делалось, больше не выпускаются. Старое ядро с новой материнкой не дружит. И самое главное- безвозвратно ( в силу определенного балагана при смене сотрудников) потерян рутовый пароль от образа - то есть заменить ядро цивильным образом, изнутри, увы, не получится.
Внимание, вопрос: можно ли - и как- поменять ядро, не меняя остального, "снаружи" системы- просто читая указанную карточку с лаптя.
Если нет- придется перестраивать весь налаженный и отлаженный образ, чего хотелось бы избегнуть.

(no subject)
Неплюшевый мишка
zimopisec
Стремление русского показаться европейцем- это стремление ограбленного наследника разграбленной Византии примазаться к грабителям.
Ненависть Запада к попыткам русских стать европейцами- это ненависть грабителей к претензиям законного наследника на часть награбленного.

(no subject)
Неплюшевый мишка
zimopisec
Панов тут задается вопросом- отчего поклонники хэллувина ан масс- непоклонники дня св. Валентина. Каковым вопросом вызвал у меня преизрядное недоумение.
Поскольку дни эти совершенно не переспекаются, так что нет причин любить оба ( как и не любить) Конкуренцию хэллувину на Руси могла бы ( и должна бы!) составить масленица, если б сумели ее превратить в нормальный карнавал.
А карнавал, напомню, это не просто веселье. Карнавал- это узаконенная возможность пасть. Отринуть тяготы добродетели - религиозные ли, семейные ли, или добродетели законопослушного и начальстволюбивого офисного труженика. Впасть во грех и в разврат- на один- единственный день. Дабы потом оставшийся год до следующего карнавала снова тянуть лямку.
Что делать, если что-то похожее на Руси сейчас только англосаксонский хеллувин.

Ну вот и 60...
Неплюшевый мишка
zimopisec
Поутру обычный свет
проникает через шторку.
Нынче кубик декалет
выпадает на шестерку.

Муравей ли, стрекоза-
рановато разбираться,
просто новый кубик, братцы,
надо будет заказать.

Хмыкнув в бороду, заказ
Мастер выполнит, не тролля.
Вбросит крепкая рука
Шестигранник новый в поле-

Продолжай, браток,игру,
Что б ни стало, все - по блату.

За труды ж Ему оплату
между ребер соберу

(no subject)
Неплюшевый мишка
zimopisec
В доказательство того, что палку с селедкой рифмовать вполне допустимо

Мечты и фантазии сладки,
Но зубы забыты на полке,
И ты, претерпевший от палки,
Лишенный икры и селедки,
Бредешь по квадратикам плитки.

Где прежде давились от строф мы,
Стоят незнакомые формы,
Что строят различные фирмы.
И ты, позабытый плеромой,
Играешься в бедные рифмы.

(no subject)
Неплюшевый мишка
zimopisec
Опять- причем вроде бы у неглупого и не склонного к демшизе френда- встречаю как свидетельство «рабского труда» в СССР- наличие у колхозников вплоть до 1974 года колхозных книжек вместо общегражданских паспортов.
Господамы и так и не примкнувшие к оным товарищи! Поймите одну простую вещь: колхозная книжка не была «недопаспортом». Она была «паспорт плюс». Давала абсолютно те же права, что и паспорт- избирать и быть избранным, селиться в гостинице, летать самолетами Аэрофлота… и прочая и прочая. Загранпаспорт- то есть «паспорт» в международном значении этого слова, советский и российский общегражданский паспорта в международной терминологии являются удостоверениями личности, как и колхозная книжка- обладатель последней мог- или не мог- получить ровно в такой же мере, как и обладатель общегражданского паспорта. Если человек желал уехать из колхоза и переехать в город- он спокойно выходил из колхоза и получал паспорт. ( Да, в сороковые это было не так- но в сороковые и в городе поменять работу без разрешения или особо уважительных причин было нельзя, так что колхозная книжка тут ни к какому дополнительному поражению в правах не вела.) Но в дополнении к оному, колхозная книжка удостоверяла, что обладатель оной является членом- то есть пайщиком- колхоза, а не работником государства. Например, он получал не твердую почасовую или сдельную зарплату, а трудодни- форма пая, начисляемая за сделанную работу. Начисления ( денежные и натуральные) на каждый трудодень зависели от результатов работы колхоза в целом. Теоретически колхозная книжка давала еще право на долю в собственности колхоза- хотя реально это значения не имело.
В результате хрущевских и последующих реформ трудодни были заменены на твердые денежные выплаты, реальное самоуправление в колхозе , и раньше достаточно символическое, окончательно сошло на тот же уровень, что и в прочих госпредприятиях, остальные отличия колхоза от государственного предприятия тоже сошли на нет. И колхозная книжка перестала отличаться от паспорта по сути. Что- как всегда в госбюрократии с некоторым запаздыванием- и было зафиксировано решением о замене ее на общегражданские паспорта.

(no subject)
Неплюшевый мишка
zimopisec
Из ФБ-комментов.
Практически вся русская литература( кроме некоторой части прозы Серебряного века)- она, в общем-то про общество- ну и человека в нем. Человек русского писателя интересует в первую очередь как иногда деятель, иногда жертва- но во взаимодействии с обществом, даже у Толстого, с его знаменитым психоложеством- все равно "пулемет получился"- социальное полотно прежде всего.
Что же происходит на грани семидесятых? А происходит интересный процесс. Общество - то самое, застойное- начинает восприниматься, особенно вновь входящими в литературу, как данность. Не мегасубьект, который можно обвинять или воспевать, укреплять , менять или сокрушать- а явленье природы. Погоду или почву.Одним нравящуюся или по крайней мере их устраивающую, других раздражающую или вызывающую ненависть- но так же, как одним нравится лес и угнетает пустыня, другим наоборот. И оттого по большому счету общество как таковое исчезает из рассмотрения. Даже во внешне социальных вещах наподобие "старых книг" Маканина- все равно описываемые , даже в качестве язв, общественные явления как-то в стороне. Как пейзажные вставки- Ваня и Катя на фоне гор не совсем то, что Ваня и Катя на морском берегу, и оттого описание гор или моря вполне уместно, но главное все-таки- Ваня и Катя. Фокус- на людях. Индивидуумах- и их взаимодействии с прочими индивидуумами. И именно в человекоописании, человековедении- ну и еще в, что называется, психологиях малых групп- литература семидесятых оказывается куда глубже и русской классической, и раннесоветской.
Другой вопрос- что семидесятые этот процесс, по большому счету, только начали. Параллельно продолжалась, задыхаясь, литература, начавшаяся в шестидесятых, и диссидентская, и соцреалистическая, а чисто семидесятническая литература оставалась еше в меньшинстве- Анатолий Ким, Маканин, Петрушевская, еще пара - тройка имен... Продлись "застой" хотя бы до начала двухтысячных- мы бы имели сейчас великую литературу, но описываемый мной перелом просто не успел по-настоящему состояться, да и начавшие его авторы свернули в сторону- Ким в мистику с русофобией, Петрушевская вовсе переродилась, Маканин... более-менее остался верен себе, но тоже не до конца, да иное и невозможно- общество может уходить в подмалевок только в пору, когда оно воспринимается вечным, застойным.